Статья опубликована в №26 (97) от 11 июля-17 июля 2002
Общество

Анатолий Боднарь: «Человека посадить – это же не шуточное дело!»

Начал действовать «долгожданный и мучительный кодекс»

С 1-го июля вступил в силу новый уголовно-процессуальный кодекс. О том, что изменил он в судопроизводстве, мы беседуем с председателем Псковского областного суда Анатолием Боднарем.

- Кроме самого факта принятия нового УПК, простым гражданам больше практически ничего не известно. Анатолий Васильевич, расскажите, что послужило причиной его появления?

- Это долгожданный и мучительный кодекс. Судебная реформа, которая проводится уже 10 лет, должна сформировать судебную систему, причем не отдельные процедурные моменты, а принципы: кто и как будет отправлять правосудие, в какой степени будут гарантированы права граждан, в том числе потерпевших. Безусловно, преследуя эту главную цель, мы не должны забывать, что любой ценой ее достигать нельзя. Должны быть защищены и интересы обвиняемых. Пусть они получат то, что им положено по закону, но никакого произвола быть не должно. Я не хочу сказать, что система, существовавшая до этого, была так уж плоха. Но в ней накопилось много несовершенств.

- В чем принципиальное различие между старым и новым УПК?

- Новый кодекс более детально регламентирует все действия следственных и судебных органов. Расписано все до самых мелочей. Как говорится, «шаг влево, шаг вправо...». Кроме того, кодекс более широко гарантирует права граждан. Вводится судебный контроль, теперь все делается с согласия суда. Появились новые структуры: в новом УПК прописаны и суд присяжных, и апелляционная инстанция. Также, например, теперь нельзя опротестовать решение суда, чтобы ухудшить положение обвиняемого.

Еще одно новшество – это контроль за соблюдением конституционных прав. Есть основополагающие права: неприкосновенность личности, жилища. До сих пор задержание, арест, обыск и т. д. делались с санкции прокурора. Еще раньше гражданину разрешили действия прокурора обжаловать. С 1-го июля все это совершается только с разрешения суда. Дел много, в Псковской области за год совершается около 20 тыс. преступлений, следовательно, надо возбудить около 20 тыс. дел. Было опасение, что суды с этим не справятся из-за того, что не хватает народу. Так и есть, людей не хватает и сегодня, но уже приняты меры, и, я думаю, в течение полугода кадры появятся. Найдены деньги, будут выделены дополнительные штаты, и с этой сложной, ответственной работой суды справятся, я не вижу больших трудностей.

- Что показала первая неделя работы по новому кодексу?

- Первая неделя просто ошеломила нас. Если обычно в Пскове возбуждалось два-три дела в день, то за всю эту неделю в суд за санкцией обратились только два раза.

- Почему?

- Может быть, есть опасения, что суд потребует более убедительную аргументацию, вот и не спешат, собирают документы. Думаю, что сыграла роль и еще одна вещь. С 1-го июля также был введен и новый административный кодекс. В нем предусмотрена административная ответственность за хищения на сумму, не превышающую пять МРОТов (2250руб.). Те, кто совершил кражу в таком размере, не будут подвергаться уголовной ответственности, только административной. А ведь это могут быть люди из мест лишения свободы, у которых за плечами и две, и три судимости. Народ у нас не такой уж богатый. Вот вытащат на базаре кошелек, а там обычно и есть около двух тысяч. И никакого уголовного дела, никаких санкций не надо, только штраф. Но это новшество достаточно проблематичное. Думаю, Верховный Суд еще будет заниматься этим вопросом.

- Согласно новому кодексу, в пользу судов были перераспределены функции, ранее принадлежавшие другим инстанциям. Как это отразилось на разделении труда в сфере правосудия?

- Коль скоро мы говорим о построении правового государства, то любые споры, какие только ни возникают, должны разрешаться в суде. Но это не значит, что умаляется роль органов прокуратуры. Сейчас прокуратура превращается в государственный орган с очень широким полем деятельности, который будет заниматься поддержанием обвинения. В случае опасности, связанной с криминальными делами, граждане обращаются в органы милиции, в прокуратуру, а все, что касается нашей гражданской жизни, наши трудовые, социальные, избирательные и прочие права, - теперь подведомственно судам. Суды все эти заявления уже принимают и рассматривают.

- Что нового выпало на долю судов?

- Раньше были категории дел, неподведомственные судам, сейчас судам подведомственно буквально все. Диапазон расширен до бесконечности. Пенсиями, пособиями суды не занимались, этим ведал СОБЕС. Теперь: пенсию неправильно назначили – в суд, пособие на детей не заплатили – в суд.

- Многие говорят о том, что ни суды, ни прокуратура не подготовлены к предписанным УПК изменениям. Насколько увеличился объем вашей работы? Готов ли областной суд принять на себя новые обязанности?

- Да, над этим пришлось много думать. Этот вопрос проблемный, он возникает постоянно. Надо сделать так, чтобы процесс не был конвейером. Когда судья назначает на день 10-15 дел, он до души человеческой не доходит – некогда. Нужен индивидуальный подход. Но, к сожалению, как только штаты расширяют, то расширяют и компетенцию. Чтобы выполнить те задачи, о которых мы говорили, в России нужно еще три тысячи судей. Сейчас их 17 тысяч, а надо тысяч 20 –25.

С каждым уголовным делом надо разбираться очень внимательно, человека посадить – это же не шуточное дело. А у судей и так много работы. Вот и боялись – «зашьются». Но неделя прошла, и оказалось, что ничего страшного нет. Сейчас организовано дежурство во всех районах, судьи на дому дежурят, есть телефоны у прокуроров, у милиции. Нагрузка увеличилась, безусловно, но не настолько опасно, как предполагалось. А если сейчас добавят штат, то и вовсе судьи будут легко справляться, как это делается во всей Европе и в Соединенных Штатах.

- По мнению экспертов, значительно усложнилась процедура заведения дела, взятия под стражу, проведения обысков и задержания. Согласны ли Вы с этим?

- Процедура нисколько не усложнилась. Она всего лишь приобретает более обоснованный, объективный характер. Если раньше можно было обойтись двумя бумажками, то теперь потребуют и три, и четыре: представьте нам достаточные доказательства, что здесь было совершено преступление, что именно этот человек его совершил. Но мы не хотим и крена в другую сторону, чтобы органы дознания и предварительного следствия проявляли излишнюю осторожность и щепетильность. Мы говорим: работайте более тщательно, но не трусьте, не пасуйте перед преступниками. Имеются у вас достаточные основания – идите в суд, получайте санкцию, расследуйте дело.

На прокуроров тоже легла большая нагрузка. Если раньше следователь сам мог возбудить уголовное дело, то теперь это делается с согласия прокурора, а это тысяч двадцать дел в год. То есть часть своих функций они передали судам, но и сами получили дополнительную работу.

- Людей, как правило, волнует опасность незаконного задержания, незаконного ареста и содержания под стражей. Как решаются эти вопросы согласно новому УПК?

- Так же, как и раньше. Органы милиции задерживают человека и могут держать его в течение 48 часов, после чего должны обратиться в суд за санкцией. Раньше все это делалось без участия задержанного, по бумагам, теперь его приводят к судье, побеседовать. А он придет еще и с адвокатом – с самого момента задержания человек имеет право на защиту. Есть достаточные основания - возбуждается дело, нет – продолжают собирать материал.

- А если задержание произошло ночью?

- Тоже пусть держат двое суток. Но если это произойдет в выходные, то дело осложняется, тут надо звонить судье: так, мол, и так, не успели на рабочей неделе.

- Значит, выходных у судей практически не будет?

- Но мы ориентируем органы милиции, чтобы они не слишком загружали правосудие по выходным. Надо решать вопросы в рабочее время. Выходные упускать, конечно, тоже нельзя, на этот случай установлено дежурство.

- Какие проблемы могут возникнуть у областного суда в связи с принятием нового кодекса?

- Очень расширены гарантии права обвиняемого на защиту. Он может отказаться от адвоката или позвать его в любую минуту, может нанять его сам или потребовать защиту за счет государства. Наши проблемы связаны еще и с тем, что обвиняемый теперь имеет право участвовать в рассмотрении своего дела не только в суде первой инстанции, но и после обжалования в кассационном или надзорном порядке. А он же находится в колонии, и придется доставлять его в Псков и из Середки, и из Мурманска. Это сложно технически и финансово. Тут еще и временная проблема: конвои идут по планам, а надо еще переправить запрос и т. д.

Для Пскова сейчас главная проблема – наладить работу мировых судов. С 1-го июля должны приступить к работе 36 мировых судей, но часть еще не избрана. Первые шаги для них самые сложные. Мировые суды пока не оснащены практически ничем. Может быть, ближайшая сессия областного собрания примет решение о выделении им двух миллионов рублей.

- Мировые суды – это новый институт. Какова их компетенция?

- Очень широкая компетенция. Мировые суды заберут у федеральных около 50% гражданских дел и 20-25% уголовных. Они могут оказаться даже более перегружены, чем федеральные суды. Судей не хватает, мы ставили вопрос о том, чтобы еще доизбрать, но Государственная Дума на это не пошла. Они уже начали работать, но надо им помочь материально.

- Как прошла первая неделя для них?

- Сейчас еще сложно судить. Человеку дается десять дней только на обжалование решения. Пока оно придет в районный суд, где будет пересматриваться, пройдет месяц. Вот через месяц и посмотрим.

- Мировые суды – это первая инстанция?

- Да, а районный суд будет выступать по отношению к ним как вторая, апелляционная. Это тоже новый институт. Есть кассационный суд, но там дело рассматривают только по бумагам. А апелляционный суд может вызвать тех же свидетелей, допросить и принять свое решение, может быть, противоположное.

- Как Вы думаете, введение нового УПК ускорит решение дел?

- Требования к срокам рассмотрения дел ужесточены, в том числе и по срокам содержания под стражей. И в судах дела залеживаться не должны. Продление срока задержания раньше делалось с санкции прокурора, теперь – обращаются к суду. Теперь, чтобы продлить и срок содержания под стражей, и срок рассмотрения дела, судья должен выносить решение. А смысл в чем – если вынесено решение, то его можно обжаловать. Это весьма существенно, так как раньше, когда выносилась резолюция о продлении срока задержания, человек мог об этом даже не знать!

- Когда можно будет сказать, что работа судов полностью налажена?

- Сейчас месяц поработаем, проверим. Конечно, огрехи будут. Но на самотек ничего не пущено, судьи звонят, спрашивают, если что не понятно. Но, судя по звонкам, которые к нам идут, особых сложностей не возникает.

- Как простой гражданин ощутит изменения в УПК?

- Если это преступник, то мы ему много не обещаем. Нужен адвокат – дадим. Нужно, чтобы никто не давил, – для этого уголовно-процессуальный кодекс и существует. А что касается простого гражданина, то тут, если покушаются на жизнь или имущество, надо вертеться всем – и суду, и прокурору, чтобы как можно полнее защитить каждого. К сожалению, не все делается. Мы знаем, что много преступлений не раскрывается, штрафы не исполняются, не достигают своей цели судебные приговоры. Проблемы будут существовать. Мы должны совершенствовать работу, с этим никто не спорит. Но все делается для того, чтобы гражданин почувствовал себя более защищенным.

- Новый УПК будет этому способствовать?

- Непременно.

Беседовала Светлана ПРОКОПЬЕВА.
Фото: Игорь Соловьев

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3107
Оценок:  1
Средний балл:  10