Регион

Дело Александра Кузнецова. Неделя пятая и шестая

Тайный свидетель дал показания, а обвинение закончило представлять свои доказательства
Павел ДМИТРИЕВ Павел ДМИТРИЕВ 25 октября 2019, 14:10

Необходимые пояснения. «Псковская губерния» подробно освещает весь ход процесса по делу Александра Кузнецова. Это означает, что мы подробно озвучиваем показания свидетелей, которые выступают в процессе, и рассказываем о важных, с нашей точки зрения, документах. При этом нужно учитывать, что часть доказательств (это касается, в том числе, и показаний свидетелей) может быть признана судом недопустимой, и эти доказательства не найдут своего отражения в приговоре. «Псковская губерния» не судит о том, правдивы ли показания свидетелей или нет. Эти вопросы, а также вопрос виновности или невиновности подсудимого решает только суд.

Процесс по обвинению бывшего вице-губернатора Псковской области Александра Кузнецова в получении взятки в особо крупном размере перевалил за экватор. Не по времени – когда будет приговор пока можно только предполагать – но по логике уж точно. Обвинение закончило допрос своих свидетелей и представление письменных доказательств. Теперь очередь защиты.

Сюжет о крыше дома

На пятой неделе (15 октября) в суде дал показания кровельщик-жестянщик Олег Александров. Он менял часть крыши над домом семьи Кузнецовых. В суде он, как и часть других свидетелей, рассказывал, в основном, о состоянии только что купленного семьёй тогдашнего вице-губернатора таунхауса.

Александров в сам дом не заходил, зато о крыше рассказал много. Козырек над гаражом надо было заменить полностью, а кровлю над самим домом можно было подлатать не так кардинально. Кровельщик подробно рассказал, что когда кровлю крепят к деревянному основанию, в неё вкручивают саморезы. Но потом в домах в посёлке кровлю снимали, а когда монтировали обратно, то дырки в ней не совпали с досками под крышей.

Собственно, можно было или полностью крышу заменить, или залить дырки герметиком и вкрутить саморезы. Этот значительно более дешёвый вариант можно сделать качественно, но продержался бы он года четыре, а потом снова нужно было бы делать то же самое, объяснил кровельщик.

Над гаражом в итоге выбрали дорогой вариант (потому что тут пострадал даже утеплитель), а вот над самим домом обошлись дешёвым вариантом.

Обвинение очень долго и подробно пыталось выпытать у свидетеля цену работ, но тот не вспомнил. Всё это обсуждение вариантов ремонта крыши даже заставило суд напомнить обвинению, что здесь рассматривает дело по обвинению в получении взятки, а не о крыше.

Петров Пётр Петрович

Шестая неделя суда началась с допроса тайного свидетеля. Петра Петровича. Он сказал суду, что познакомился с Кузнецовым в СИЗО, более никаких подробностей о себе, по понятной причине, не сообщил.

Тайный свидетель сказал суду, что у него якобы сложились доверительные отношения с Кузнецовым. Да такие доверительные, что вице-губернатор якобы даже рассказал ему своём преступлении и, более того, поделился тем, как он собирается защищаться в суде. Пётр Петрович сказал, что Кузнецов якобы договорился о скидке на дом из-за строительных косяков ещё с учредителем «ВестСтроя» Степаном Тарасовым. А после его смерти и с Евгением Очневым, обещая лоббировать его интересы. И потом якобы помог ему выиграть торги по строительству третьей очереди Стругокрасненской больницы.

Александр Кузнецов и представители защиты. Фото: Павел Дмитриев.

Про третью очередь - не наша приписка, свидетель вспоминал всё подробно, он не сказал, к примеру, на строительство больницы, а сказал именно про третью очередь.

Кузнецов якобы рассказал тайному свидетелю, что собирается выстраивать защиту так, чтобы ему переквалифицировали дело на статью 159 УК РФ («Мошенничество»). Вроде как он пообещал Очневу помочь в торгах за скидку на дом, но потом не помог, то есть попросту обманул доверчивого предпринимателя. Ещё экс-замгубернатора якобы собирался договариваться со свидетелями, чтобы они меняли показания.

"ПГ". Новости

Свидетель охотно рассказывал, что инициативу его допроса проявил следователь: приехал в СИЗО, и находящийся под стражей Пётр Петрович решил исполнить свой гражданский долг. Свидетель якобы тоже рассказывал Кузнецову о своём деле и о том, как он собирается защищаться в суде. Его спросили, требовал ли он от бывшего вице-губернатора денег или помощи, свидетель сказал, что не требовал.

Пётр Петрович под конец допроса вспоминал про заявки участников торгов, назвал термин «тендер», вспомнил фамилию [бывшего руководителя управления капстроительства Псковской области  Дмитрия] Спивака. У него уточнили, как он помнит об этом, если даже в его показаниях следователю всего этого нет? Свидетель сказал, что перед судом много вспоминал, вот и восстановил подробности.

Согласно показаниям тайного свидетеля, Кузнецов в камере якобы давал ему почитать своё уголовное дело, показывал фотографии семьи, дома с квадроциклом, называл имена детей.

Александр Кузнецов. Фото: Павел Дмитриев.

После допроса (и обеда) защита вновь вернулась к Петру Петровичу. Адвокат Кузнецова заявил, что видел в здании суда оперативного сотрудника ФСБ. Защита попросила обозреть камеры, хотя бы в холле суда, чтобы доказать это. Судья ответила, что не сомневается в этом и без камер: она тоже видела в суде сотрудника ФСБ.

Суд начал объяснять защите, что оперативный сотрудник вполне мог быть в суде, потому что кто-то же должен был доставить тайного свидетеля, такая процедура. Что она не знает, кто доставляет тайного свидетеля по процедуре. Может, и этот сотрудник. И что судья наблюдает по экранчику за свидетелем, она видела, что он сам говорил, никто рядом с ним не стоял.

Защита продолжала настаивать, что появление в суде оперативника означает, что на свидетеля давили. Суд гарантировал адвокатам и Кузнецову, что свидетель давал показания один в пустой комнате. Видеозаписи к делу приобщать не стали.

Заявление в Генпрокуратуру

О давлении на тайного свидетеля речь шла и на следующий день, 23 октября. Адвокат Оксана Павлова сообщила суду, что Кузнецов через неё направил заявление в Генеральную прокуратуру. В документе Кузнецов сообщил о совершённом в его отношении преступлении.

Телеграм-канал "ПГ"

Когда Кузнецов знакомился с материалами дела, он увидел, что показания против него дал тайный свидетель: якобы Кузнецов рассказал ему о своём преступлении. В заявлении говорится, что Кузнецов узнал от другого сокамерника по СИЗО Аркадия Кузина, кто был этим тайным свидетелем и что на него ради этих показаний было оказано давление. Бывший вице-губернатор написал в Генпрокуратуру, что ничего подобного тайному свидетелю не сообщал. Он попросил прокуратуру допросить и тайного свидетеля, и Кузина, а также наказать виновных.

Адвокат отметила, что заявление направлено в Генпрокуратуру 10 сентября, прошло уже больше месяца, но ответа на обращение она пока не получила. Павлова попросила суд затребовать из Генпрокуратуры материалы проверки по этому заявлению.

Суд удовлетворил ходатайство и затребует необходимые документы.

Газ и плата по частям

Ещё два свидетеля обвинения ничего нового суду не рассказали. Гендиректор «ГазИнвестСтроя» Владимир Скурятин сказал, что его фирма подводила газ до котла в доме Кузнецова. Что в 2012 году жить в доме было невозможно, что даже пол там был черновой. Сказал, что супруга подсудимого Татьяна Кузнецова говорила ему, что дом купили в таком виде, чтобы подрядчику не переплачивать. Мол, лучше сами ремонт сделаем, дешевле будет.

Свидетель Рамин Гумбатов рассказал, что у него дом в том же посёлке, что и у Кузнецова. Купил он его примерно за ту же цену, за которую изначально должен был купить дом вице-губернатор, платил по частям. В доме были стены, окна и крыша. Без лестниц, без ремонта. Электричество было и котёл - всё. Цена Гумбатова устроила, хотя в агентстве ему говорили, что неплохо бы и чуть дешевле купить такой дом. Свидетелю показали акты приёмки дома: в жилище по факту было не всё, что указано в этом акте, подтвердил он.

Возбуждены ли другие уголовные дела?

23 октября свои доказательства начала представлять защита. В частности, адвокаты обратили внимание суда на то, что фирме «ИЖСК» дом в посёлке «Петропавловский» продали за 3,7 млн рублей. К делу приобщили документы по суду некоего Борисова с «ВестСтроем» из-за качества дома Борисова.

Сторона обвинения. Фото: Павел Дмитриев.

Также адвокаты обратили внимание, что разговор Дмитрия Быстрова и Кузнецова (из записанных ФСБ) длился более 5 минут, а в справке-меморандуме всего пара предложений. Впрочем, защите напомнили, что это неудивительно: в справке-меморандуме выдержки из разговоров. На что защита ответила: мол, обвинение взяло в справку только то, что выгодно для них.

Ещё адвокаты огласили документы о выделении в отдельное производство материалов проверки по действиям Евгения Очнева. Старший следователь Игнашкин  написал, что им совершены действия, в которых формально усматриваются признаки преступления, предусмотренные ч. 5 ст. 291 УК РФ («Дача взятки»). Такие же материалы проверки есть и по чиновникам Спиваку, Ласовской, Кадочникову, Смирновой, Щербакову и Быстрову. Старший следователь Игнашкин написал, что ими совершены действия, в которых формально усматриваются признаки преступления, предусмотренные ч.1 ст. 285 УК РФ («Злоупотребление должностными полномочиями»), ч.1 ст. 286 УК РФ («Превышение должностных полномочий»), ч.1. ст. 293 УК РФ («Халатность»).

Следователь выделил эти материалы из дела для проведения проверки по факту совершения преступлений (или, соответственно, не совершения). Адвокаты попросили суд истребовать сведения о принятых решениях: возбуждены ли уголовные дела или нет. Суд удивился: даже по Очневу нет этого решения в деле? Оказалось, что нет.

Суд истребует у следствия эти документы.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2083
Оценок:  9
Средний балл:  9.6