Репортаж

«Так бы я конечно не пошел, но раз призвали - то ладно»

Из Пскова отправили первых мобилизованных на войну с Украиной

Президент России Владимир Путин 21 сентября объявил о частичной мобилизации населения для помощи в борьбе с «нацистами» в Украине. В этот же день псковский военкомат начал рассылать повестки по адресам прописок призывников, а военкомы приносили стопки повесток на предприятия - многие из них даже без имён. Сегодня пунктом мобилизации стал местный культурный центр «Дом офицеров». Спецкоры «Псковской губернии» поговорили с мобилизованными и их близкими, и узнали, что они думают об участие в войне.

В субботу возле псковского культурного центра «Дом офицеров» по улице Комдива Кирсанова многолюдно: сюда к 8 утра начали стекаться призывники, которых отправят на войну в Украину, и их семьи. Перед новым пунктом мобилизации расстилается небольшой парк с Мемориалом воинам Псковского гарнизона и псковичам, погибшим при выполнении боевых и специальных задач по второй половине ХХ века. Метрах в пятидесяти от этого места находится храм Александра Невского, здесь с начала войны проходят отпевание псковских военнослужащих, погибших в Украине.

Собравшиеся стоят небольшими группами возле своих сумок и разговаривают о происходящем в стране: некоторые ругают власть, некоторые - НАТО, некоторые просто тихо плачут, но абсолютно все называют события в Украине – войной. 

«У нас забирают папу от двух детей малолетних»

Ольге 54 года, она работает в «Псковских тепловых сетях». Она вместе со своим родственником Евгением пришла проводить на военные сборы в Тверь зятя Николая. Они выпивают на скамейке в парке и ждут прибытия автобуса для мобилизованных.

– Призывают нашего зятя, ему 39 лет, работает тоже в «Тепловых сетях». И его брата тоже призывают, ему за 40, – рассказывает Ольга. – Пока НАТО будет поставлять оружие ВСУ, это не закончится! Мы просто слишком лояльные люди. А теперь ждут ответа, что скажет Владимир Владимирович. Он должен какое-то принять решение, он же наверху у нас… Переплакали уже все. У нас забирают папу от двух детей малолетних, на предприятии человек висит на доске почета. А теперь этого человека забирают, не знаю почему, наверно, так должно быть…

– Они забирают столько народу, и некоторые семьи остаются вообще без поддержки, – подключается к разговору Евгений. – Если меня заберут, то без меня вообще – ни на дачу, никуда, ничего, без машины останутся. 

– Да при чем тут дача, Женя? – парирует Ольга. – У тебя мама больная! 

– Не, да я вообще… Вот так вот просто люди будут без поддержки, – отвечает Евгений.

– Я только не понимаю, почему сразу по большим предприятиям собирают, – опять включается Ольга. – Наверно, проще народ собрать: пришли в отдел кадров и выдали повестку. А дома ищи где-то кого-то. Я считаю, что это тоже подлость. Наш начальник сказал, что 150 человек у нас заберут – 50 уже забрали, еще 100 заберут. У нас предприятие будет работать на 60 процентов. Любая аварийная ситуация, кто будет это ликвидировать? Люди же тоже не железные.

Отправка мобилизованных из Пскова на военные сборы. Фото: «Псковская губерния».

Родственники призывника считают, что народ – это маленький винтик в большой системе, которой управляют сверху. Высказываниям президента они не доверяют, но продолжают голосовать за его партию, потому что это - принцип. 

– Путин сказал, что возраст пенсионный не прибавят, – жалуется свекровь Николая. – Только сказал и сразу 5 лет прибавили. То есть я пойду не в 55 – через год, а через шесть лет. Это нормально? Я об этом даже говорить и думать боюсь, для меня это больная тема… Я в этот раз голосовала за «Единую Россию» только из-за него [Путина], это мой принцип, я верю в это! Если у меня не останется веры, что же будет потом? Мы-то народ заряженный только на доброе. 

– Мы всего лишь народ, это всё сверху дебилы – одни с Америки, другие с России! – поддерживает Евгений. И тут же продолжает - Мне скажут идти - я пойду, не откажусь. И так все у нас. 

– Вот! – соглашается Ольга. – Он говорит: «Пойду подстригусь заранее и колеса поменяю на зимнюю резину, если мало ли меня не будет». Вот на что русские заряжены!

Они уверены, что раз ввязались в эту войну, то отступать уже не выход. При этом Ольга и Евгений считают, что люди на ней «гибнут тысячами», а мобилизация в Пскове идёт с нарушениями. 

– Мое мнение: раз начали, надо дожимать, – считает Евгений. – А если не могут, то и не надо было начинать. Вот сколько народу сегодня собрали, а это всего лишь один день, сколько всего наберут с нашего маленького города? И это только начало, у нас в понедельник племянник повестку получит, соседям еще не приносили. Самое интересное, что сказали, что забирают до 45 лет.

– Это вранье, у нас с «Тепловых сетей» забрали мужика, ему 49 лет, – отвечает Ольга. – Ну не должен же быть такой беспредел. Видимо, у него есть какая-то востребованная специальность. 

– Все смеялись раньше, что сейчас не такая война: сейчас ракету пустил, и люди гибнут тысячами, – заключает Евгений. – Это просто нам [про потери] не говорят ничего. 

«Свои границы все оголённые, из 76-й дивизии почти никого не осталось, а забирают теперь наших»

Возле пункта сбора дежурят полицейские. Сотрудники ГИБДД заранее заблокировали один въезд на парковку «Дома офицеров» бетонными конструкциями со знаком «Кирпич», а другой въезд – со стороны улицы Юбилейной – перекрыли красно-белой лентой, заперев машины, стоящие на парковке. Ругаясь и матерясь через эти ограждение прорывались подвыпившие мужчины, опоздавшие на сборы. Между ними и полицейским, сделавшим им замечание, начинается словесная перепалка, которая чуть не доходит до драки. Но разгоряченных мужчин вовремя оттаскивают менее горячие друзья.

Недалеко от входа стоят кружком родственники 28-летнего Сергея, работника магазина «Леруа Мерлен». Здесь Сергей оказался после звонка из военкомата. 

– Говорили, что в Тверь поедем на переобучение, а как по факту будет не знаю, нам ничего толком не говорят, – вспоминает он. – Они, видимо, сами не в курсе что да как. Им разнарядку дали и они собирают людей. Я два раза переспросил: «Где я буду медкомиссию проходить, в Доме офицеров?» – «Нет. Приедете и там будете проходить». Мне кажется, ничего мы не будем проходить, давайте честно.

Родные Сергея прямо не высказываются о текущей ситуации, но охотно комментируют некоторые нестыковки реальной мобилизации с указом президента. 

– Говорили, что в первую волну могут до 35 лет брать, а берут всех без разбора, – рассказывает Мария (по её просьбе имя изменено). – Вчера в военкомате были: мужчине 47 лет, у него категория «Б», ему сказали: «Ну, потерпи чуть-чуть». То есть всех без разбора – хочешь ты или нет. Военкомат делает план, им дано загрести столько народу, они и загребают. Но народу много, говорят. Из Пскова забирают неизвестно куда, неизвестно как. Свои границы все оголенные, из 76-й дивизии почти никого не осталось, а забирают теперь наших».

– Призвали и пойдут, почему бы нет, а куда деваться, – вмешивается в разговор подвыпивший мужчина лет пятидесяти. – Родной, и ты тоже пойдешь, журналист. И я пойду. Все пойдут. Можно я скажу? Я бывший погранец на*** (нафиг). Почему наши границы оголяют на*** (нафиг)? Почему? Давайте мы лучше к границам стянем войска и все. Вот у меня один пошел, второй потом пойдет и третий потом – и я потом пойду на*** (нафиг)

Заканчивает он уже почти криком.

Отправка мобилизованных из Пскова на военные сборы. Фото: «Псковская губерния».

Речам президента Владимира Путина собравшиеся уже не верят, напоминая о повышении пенсионного возраста, которого, по словам президента, не предвиделось. По их мнению, даже на контрактной службе военнослужащих обманывают и не предоставляют положенные выплаты.

– Президент говорил, что повышения пенсионного возраста не будет и в итоге что получилось? – вспоминает Мария.

– Не надо его слушать, получается наоборот, что он говорит, – отвечает Сергей.

– Обман у нас в России поголовный, – продолжает Марина. – Вот у меня брат служил по контракту механиком у летчиков. Пришли к нему в часть, сказали, что нужно десять добровольцев, он пошел. И что? Вот сегодня прошел ровно месяц, ему ни копейки не перевели. Обещали первые три дня подъемные 50 тысяч – ни копейки. А у него кредиты, вот как жить? А он на передовой в Украине. Разбили его группу, буквально через неделю, они в Белгороде восстанавливались. Вот сейчас опять с 16 числа не выходит на связь – живой - не живой, что как. Где справедливость?

У входа стоит кружок людей, выясняющих отношения. В какой-то момент мужчина без куртки оббегает собравшихся и под женские крики: «Успокойся!» начинает бить обидчика. Его пытаются оттащить, но тщетно. На подмогу приходят трое в военной форме, одного из них он валит на землю. Из толпы слышен женский голос: «Сука, люди гибнут, у меня брат там на войне, успокойся!»

«Больше всего раздражает в этой ситуации, что люди говорят: “Давайте выходить на улицы!”»

Михаилу 28 лет, он еще не получил повестку из-за категории годности «В», но пришел поддержать своего друга Костю. Михаил относится к окружающим событиям с некой долей фатализма и испытывает раздражение, когда люди выходят на митинги против мобилизации. 

– Это бы рано или поздно произошло, об этом многие говорили и многие об этом знали, – считает он. – Ну да, произошло вот так и ничего ты с этим не сделаешь. Мне это, конечно, не нравится, но, к сожалению, с этим придется смириться. Главное не унывать, я думаю, с ребятам все хорошо будет. Больше всего раздражает в этой ситуации, что люди говорят: «Давайте выходить на улицы!» Я думаю, что это сильно бьет по душам наших ребят, которые сейчас поедут и которым некуда деваться: они военнообязанные, такая ситуация в стране. И, конечно, по тем ребятам, которые находятся сейчас в зоне специальной военной операции. Они хотят, чтобы они приехали сюда, их любили и ждали. Я считаю, что людям, позволяющим себе осуждение, надо подумать, а не навредишь ли ты кому-нибудь. Они и так находятся в постоянном стрессе. 

Ещё один призывник, Константин, работает на псковском заводе сантехнического оборудования «Уклад», ему 26 лет. По его словам, половина цеха на его производстве получили повестки, и как дальше будет функционировать предприятие – непонятно. Молодому человеку в военкомате сообщили, что он едет в Тверь на сборы, но сроки не назвали. Медкомиссию проводить в военкомате отказались, сославшись на то, что она будет проходить уже непосредственно в части: по ее итогам кто-то останется там, а кого-то отправят на передовую.

– У нас забрали пять человек точно и еще повестки пришли, полцеха, видимо, по повесткам пойдут, – делится Сергей. – Вот у меня стоял выбор: уехать на войну или сесть. Я выбрал служить. Я понимаю, что я уезжаю на Украину. Я водителем, скорее всего, буду без прав. Ну, меня прав лишили, а по специализации я водитель. Военком сидит такой и говорит: «А что, прав нет?» – «Да» – «Так в чем проблема? Там гайцов нет, успокойся!» Ну так бы я, конечно, не пошел, но раз призвали, то ладно. Скрываться я не собирался: уезжать куда-то в леса, на дачи, чтобы просто не получить повестку, у меня не было возможности. Получил повестку – я лучше пойду служить, чем сяду…


Чтобы оперативно получать основные новости Пскова и региона, подписывайтесь на наши группы в «Телеграме», «Инстаграме»«ВКонтакте»«Твиттере» и «Фейсбуке»

 

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  652
Оценок:  2
Средний балл:  10