Статья опубликована в №42 (113) от 31 октября-06 октября 2002
Город

Позолоченная набережная

 Фридрих Ницше. 31 октября 2002, 00:00

Архитектурный лабиринт для псковских патриотов

Дороже всего люди расплачиваются за то, что пренебрегают банальными истинами.

Фридрих Ницше.

Привычная картина исторического центра Пскова в последнее время начинает стремительно меняться. Преображается - наконец-то! - берег Псковы напротив Кремля. Десятилетиями распадавшиеся на глазах всего города здания разом снесены, исчезают последние развалины. Даже самый равнодушный к городу человек не может не задаться вопросом: что будет дальше?

Ситуация.

Пожалуй, все согласятся, что горожане имеют право знать ответ на этот вопрос. Исторический центр - это больше, чем просто район города, символически - это сам Псков. Его судьба не может быть делом нескольких частных и даже официальных лиц.

Разумеется, развалины исчезают не просто так, и благодарить за это мы должны не власть - местную ли, федеральную, - решившую вдруг позаботиться о внешнем облике одного из древнейших российских городов, а ООО "Псковинкомстрой", расчищающее площадку под грядущее строительство. И вот первый вопрос, обсуждающийся до сих пор только в узком кругу специалистов: нужна ли вообще застройка в центре города, напротив Кремля?

I. Квартал: строить - не строить?

Большая часть архитекторов отвечает на этот вопрос утвердительно, в том числе - главные архитекторы (города - Станислав Битный, и области - Владимир Бессонов), начальник городского управления архитектуры и градостроительства Юрий Носов. За необходимость строительства высказывается и Анатолий Васильев (ГУП "Генеральная дирекция "Псковреконструкция"). Главный озвученный аргумент - это ссылка на губернский период истории Пскова, когда квартал был довольно плотно застроен частными домами, худо-бедно дожившими до XX века. Часть из них была разрушена во время войны, остальные погибли от бездействия псковских властей и органов охраны памятников. Чувство вины за утрату исторических зданий, которую, по словам Ольги Руденко (научно-производственный центр по охране памятников истории и культуры), испытывают в той или иной мере все, причастные к строительству в городе Пскове, тоже косвенно подталкивает к восстановлению жилого квартала.

Другие не возражают против строительства как такового, но призывают к максимальной осторожности в отношении облика исторического центра. Как сказал известный архитектор Анатолий Царик: "Можно все, вопрос - как". Нельзя забывать о том, что район, о котором идет речь, это "визитная карточка" города, место, куда первым делом идут туристы. А идут они, чтобы посмотреть на знаменитые архитектурные памятники, а не на развешанное на балкончиках белье.

Стремление вернуться к губернским временам, по мнению Михаила Медникова, председателя псковского общества краеведов, нельзя считать абсолютно положительным, все оправдывающим мотивом. Сам факт наличия в этом районе города в прошлом частной застройки еще не означает, что район тогда выглядел великолепно. Надо признать, что не каждый дом XIX в. был шедевром. И сегодня, когда есть возможность начать с чистого листа, надо создать проект, отвечающим самым высоким художественным требованиям. Иначе - лучше оставить участок нетронутым для будущих поколений.

Часть горожан возражает против какого бы то ни было строительства, особенно теперь, когда после сноса стены дома № 2 по ул. Леона Поземского с моста через Пскову открылся новый, прекрасный вид на крепость. Это мнение поддерживают, в частности, директор Псковского государственного музея-заповедника Ольга Волочкова и заведующий археологическим отделом музея Борис Харлашов. Кремль и Троицкий собор - это главные объекты в центре города, они должны хорошо просматриваться со всех сторон.

Зеленые зоны лучше любого строительства подчеркивают древние памятники. Есть простой, недорогой, быстрый и, надо сказать, привлекательный для многих вариант разрешения ситуации - под стенами Кремля на берегу Псковы разбить парк.

II. Проект.

Почему восстановление Советской (в губернские времена, к слову - Американской) набережной никого не интересовало целые десятилетия - понять трудно. Зато совершенно понятно, почему теперь дело напористо двинулось вперед - нашелся инвестор. По заказу президента "Псковинкомстроя" Юрия Брохмана коллективом архитекторов под руководством В. Бессонова разрабатывается проект застройки квартала, ограниченного Примостьем, Советской набережной, ул. Леона Поземского и бывшим Козмодемьяновским переулком - "Золотая набережная". По замыслу авторов, "художественно-архитектурный облик квартала должен быть выдержан в стиле губернского города без каких-либо современных мотивов". Сохраняется планировка 1740 года, в соответствии с которой строительство должно вестись на двух террасах - верхней и нижней. Линия довольно плотной застройки определяется последними не стертыми с лица земли памятниками архитектуры. Они же станут доминантами в зрительном облике квартала. Все здания проектируются в стиле эклектики XIX века.

Согласившись с внешним видом и планировкой квартала, имеет смысл обсуждать его внутренние достоинства и недостатки. Проект, который уже прошел первое обсуждение на градостроительном совете 22 октября сего года, предполагает строительство 11 жилых домов до 3-х этажей высотой, плюс - высокий цоколь и кровля (в XIX в. стояли 2-х этажные дома без цоколей и мансард). Подвальные и цокольные, а может быть, и некоторые первые этажи будут заняты магазинами, офисами, мастерскими, барами и пр. На данный момент запланированы: общая площадь квартала - 1,92 га, число квартир - 81, площадь квартир - 9566 м кв., площадь объектов соцкультбыта (цокольные и подвальные этажи) - около 3000 м кв., количество жителей - чуть меньше 300 человек.

По мнению авторов, восстановление жилой застройки, что соответствует генеральному плану реконструкции исторических городов, оживит центральный район Пскова и ул. Леона Поземского. Магазины и кафе будут круглый год привлекать граждан, тогда как сейчас нога человека ступает там только в летнее время. И это - уже не говоря о том, что у определенной части достойных горожан появится уникальная возможность жить под стенами Кремля!

Проект, хоть и поддержанный большинством членов градостроительного совета, тем не менее не встретил единодушного одобрения. В частности, есть ряд возражений у научного совета музея-заповедника. По его мнению, проект "Золотая набережная" не поддерживает доминанты городского центра - Кремль и Троицкий собор.

В послевоенное время Юрием Павловичем Спегальским был разработан план создания в Пскове архитектурных заповедников. Главной мыслью было гармоничное соединение памятников древней архитектуры с современной застройкой, которая защищала бы архитектурное наследие Пскова. Набережная Псковы напротив Кремля требует особенно тактичного отношения. По мнению сотрудников музея, недопустимо вторжение в историческую среду современного жилого квартала с многоэтажными домами, поэтому проект необходимо представить широкому кругу специалистов и общественности. Чем раньше это будет сделано, тем меньший урон будет нанесен облику древнего Пскова.

III. Проблемы.

Работа над проектом далека от завершения. Целый ряд вопросов еще не решен. Например, довольно сложно обстоит дело с транспортом: на территорию квартала есть только один проезд: по бывшему Козмодемьяновскому переулку (современной улицы на его месте нет), не считая пожарного подъезда с ул. Герцена. Не будет гаражей, практически нет места для паркинга, хотя без машин обитатели элитного жилья и офисов вряд ли обойдутся. Владимир Бессонов признается: "Полностью транспортную проблему мы не решим, об этом и говорить нечего". О детских и хозяйственно-бытовых площадках речь тоже пока не идет.

К числу дополнительных сложностей можно отнести и то, что на территории будущего строительства нет никаких инженерных коммуникаций. Их подведение ложится на плечи инвестора. Троицкий мост давным-давно нуждается в реконструкции. Русло и берега Псковы ни разу не подвергались очистке. Кроме того, дом № 6 по ул. Леона Поземского городская Дума решила передать пединституту под учебный корпус, что тоже должно отразиться на планировке квартала. Немало хлопот может доставить само место, мало приспособленное для организации строительства.

Немало проблем могут доставить проектировщикам сложные гидрогеологические условия. Не исключена опасность затопления - или Псковой во время разлива, или грунтовыми водами - подвалов и даже первых этажей. На всякий случай следовало бы укрепить, а еще лучше - поднять набережную. Однако делать это нельзя, так как берег Псковы - это исторический рельеф, который, как и культурный слой, является памятником федерального значения. Поднимать линию застройки авторы проекта не хотят: она должна совпадать с исторически сложившейся. Единственным выходом видится отказ от застройки нижней террасы.

Предложение сократить площадь застройки прозвучало на градостроительном совете из уст Бориса Харлашова. Но этот вариант не устраивает инвестора, ибо ведет к ощутимому сокращению ожидаемой выгоды. Насколько снижается ценность жилых и офисных площадей при нерешенности "водяного" вопроса, пока никто не подсчитывал.

Все эти сложности - не секрет для инвестора. Юрий Брохман знал, на что идет и уверяет, что готов к преодолению любых препятствий. Силы дает не только предвкушение коммерческой выгоды, но и чувство патриотизма: хочется видеть в городе красивые здания. Президент "Псковинкомстроя" уверен, что проблемы будут решены и проект получит одобрение во всех инстанциях.

IV. Археология: копать - не копать?

В том случае, если проект утвержден к строительству, перед началом такового остается только один шаг: охранные археологические раскопки, обязательное проведение которых предусматривается российским законодательством перед началом любых строительных работ на землях с культурным слоем. Не далее как 25 июня 2002 г. президентом Владимиром Путиным был подписан федеральный закон "Об объектах культурного наследия (памятниках истории и культуры) народов Российской Федерации". Ранее действовал аналогичный закон 1976 г.

Напомним: культурный слой Пскова является памятником федерального значения, а его разрушение - преступлением.

Назвался груздем - полезай в кузов. Инвестор, если уж вызвался быть таковым, должен оплатить все расходы, в том числе - на археологические раскопки, не стараясь сэкономить, где только можно. Будучи честным человеком, успешным предпринимателем и законопослушным гражданином, Юрий Рафаилович Брохман именно так и должен был бы поступить.

В этом, самом "розовом", варианте развития событий все, в конце концов, останутся с выгодой. Город в целом обогатится новым районом, некоторые горожане - элитным жильем, историческая наука - новыми открытиями, а г-н Брохман - известной долей прибыли. Со временем новостройки покроются, по образному выражению служителей архитектуры, "платиной старины", непримиримые противники великодушно простят друг друга, забудутся трения и разногласия. А руководители города, наученные горьким опытом, найдут-таки способ сохранять и реконструировать культурное наследие, не ставя под угрозу строительные работы и благосостояние частных предпринимателей.

Но… Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается. Не заладились у Юрия Рафаиловича отношения с археологами. Хотя начиналось все очень хорошо.

Имея опыт работы с ООО "Псковинкомстрой" (были проведены и оплачены раскопки на участке под "Архитектурной поэмой" на ул. Гоголя), археологи не ожидали проблем с новым проектом. Еще 3 сентября 2001 года был подписан договор о проведении археологических раскопок, где были оговорены и сроки, и стоимость работ. Почти завершилась даже подготовка котлована под раскоп. Работы должны и готовы были начаться 24 сентября 2001 года и могли быть закончены на обоих участках первой очереди строительства уже в июне 2002 года.

В сентябре 2001-го раскопки так и не начались. Договор был фактически сорван. Формальным поводом для разрыва послужил протокол разногласий, присланный инвестором археологам уже после запланированного срока начала работ. Стороны не сошлись во взглядах по вопросу об оплате электроэнергии и откачки воды, что в целом дает ну просто фантастическую для современных капиталистов сумму примерно в пять тысяч рублей. Переговоры зашли в тупик, на обращения археологов "Псковинкомстрой" не реагировал. Подготовительные работы были остановлены, и археологический центр так и не получил участок в производство. И только совсем недавно руководству музея и отделу археологии стали известны "причины" такого поворота событий.

На градостроительном совете (22 октября) архитекторы и строители в один голос принялись уверять всех присутствующих в невозможности проведения археологических работ на месте строительства, о чем обстоятельно доложил архитектор Борис Пославский. Там и подземные воды, и жилые дома могут упасть, и грунт поползет. Анатолий Васильев ("Псковреконструкция") так и сказал: "Здесь археологию в таком виде, в каком она должна делаться, делать нельзя". Инвестор в подтверждение этой позиции представил два экспертных заключения, одно из них подписали специалисты бюро государственной вневедомственной экспертизы, другое - Псковского политехнического института. Оба уверяют, что "осуществление археологического раскопа на данной территории технически затруднено и экономически нецелесообразно". Цель действа - убедить общественность в том, что единственный вариант осуществить необходимое строительство - забить в культурный слой сваи или сделать плитчатый фундамент.

Опыт свайного строительства в Пскове уже был. Когда делали скважины под сваи для здания Центрального банка на Октябрьском проспекте, с буров падали древнерусские браслеты. Банк остался без подвалов (о чем жалеет все больше и больше), русская культура - без браслетов.

Позднее, в беседе с журналистами "ПГ", Юрий Рафаилович прямо обвинил археологов в "лукавстве" и "шапкозакидательстве". Музею, по мнению г-на Брохмана, только бы покопать, а о нуждах города и самом проекте он не думает. "Лукавство" еще и в том, что постоянно возрастают аппетиты, выраженные в сумме расходов на раскопки. Но дело даже не в расходах, они, разумеется, были предусмотрены с самого начала, дело - в "сложных гидрогеологических условиях".

Археологи, тем не менее, не видят никаких осложнений для своей работы, как не видел их и никто другой в сентябре 2001 г. Зная об этом, мы спросили Юрия Рафаиловича:

- В том случае, если Вам будут представлены данные, подтверждающие то, что раскопки осуществимы, согласны ли Вы их финансировать?

- Я согласен, теоретически можно сделать все, что угодно, но - сколько это будет стоить? Мы не готовы финансировать исследования и диссертации археологов. Финансировать эти вещи должно государство. Археология все равно закладывается в проект. Мы готовы финансировать раскопки, но в разумных пределах. Я - такой же пскович, и мне очень дорого, все, что здесь делается.

Заявление о невозможности проведения раскопок для археологического отдела оказалось полной неожиданностью. Готовясь начинать работы в 2001 году, специалисты отдела изучили место. Гидрогеологические условия там, по их мнению, действительно сложные, но не фатальные. Борис Харлашов назвал раскоп "самым заурядным", осложненным только тонкой струйкой воды, и то не грунтовой, а, скорее всего, из дырявого водопровода: "Мы даже сомневались, надо ли ставить насос". Проблем с затоплением возникнуть не могло, тем более, что лето 2002-го было очень сухим.

Познакомиться же с главным оружием сторонников свайной застройки - экспертизами, сделанными в августе,- заведующий археологическим отделом и руководство музея смогли только в конце октября. Оба заключения, о которых говорил г-н Брохман, опираются на исследование ОАО "Института "Псковгражданпроект": "Производство археологического раскопа при комплексной реконструкции исторического квартала, ограниченного Советской набережной, сквером и ул. Леона Поземского в г. Пскове. Том 1. Обоснование целесообразности производства работ".

При внимательном рассмотрении этого выдающегося труда Борисом Харлашовым были обнаружены бессчетные натяжки и допущения в отношении как воды и земли, так и культурного слоя. Слово Борису Николаевичу: "…изучение содержания тома 1 "Производства археологического раскопа...", выполненного ОАО институт "Псковгражданпроект", показывает очень поверхностный анализ гидрогеологической ситуации на участке предполагаемого строительства, а также полную некомпетентность авторов в вопросах организации и проведения археологических раскопок. Следует также отметить содержащееся в "Заключении" пренебрежительное отношение к памятнику археологии федерального значения, в который автор считает допустимым якобы "минимальное вторжение". Последнее можно рассматривать как подстрекательство к нарушению федерального законодательства о сохранении культурного наследия в целях достижения максимальной коммерческой выгоды от реализации проекта строительства".

Мы переадресовали археологическому центру упрек инвестора в жадности и непоследовательной ценовой политике. На что г-н Харлашов ответил, что г-ну Брохману были представлены те же, утвержденные государством, расценки, что и всем остальным псковским строителям. Все заплатили, не поморщились, тем более, что в стоимость работ закладывается практически только зарплата рабочих. Огромная площадь раскопа тоже не есть аргумент: ДСК в этом году уже освоила еще больший участок. Раскоп на Советской набережной ничуть не дороже аналогичных в других районах города, даже несмотря на повышенную сложность работ.

С 2002-го цены действительно выросли - за счет НДС и других налогов, так как музей был переведен на хозрасчет. Однако те заоблачные цифры, о которых сетовал Юрий Рафаилович, появились из другого источника. А именно - все из того же "Обоснования целесообразности…". В расчетах "Псковгражданпроекта" объем работ по первому участку возрос с 2131 кубаметра до 5661, и, соответственно, стоимость работ с 1 млн 892 тыс. 277 руб. (без НДС) до 5 млн 27 тыс. 199 руб. (без НДС). А вот если бы г-н Брохман не "пожадничал" оплатить электричество и насосы в 2001 г., то в соответствии с договором заплатил бы всего только 700 тысяч рублей.

К слову. Выводы о невозможности поведения раскопок может сделать только институт государственной экспертизы, а подсчитать объем и стоимость работ - специалисты археологического отдела музея-заповедника.

Сложность работ на берегу Псковы археологов не пугает. Музей ведет археологические раскопки в Пскове более 30 лет, и если за это время проблемы и возникали, то только в отношениях с заказчиками, не желающими в полной мере оплачивать работы.

Непроведение раскопок - не что иное, как порча культурного наследия. Свайные фундаменты - по сути дела тоже. С тем же успехом можно пробить бетонными столбами стены Мирожского монастыря, такого же памятника федерального значения, как и археологический культурный слой Пскова.

Вопрос такого уровня значимости не может пройти в стороне от местных властей, даже если их участие и не афишируется. Мэр Пскова Михаил Хоронен в курсе происходящего. На прошедшей 29 октября пресс-конференции мы поинтересовались у него мнением о проекте и позицией городской администрации.

Михаил Яковлевич первым делом поблагодарил заказчика, Юрия Рафаиловича Брохмана: "Слава Богу, что это сделано. Теперь можно встать на Троицкий мост и любоваться прекрасным видом Кремля, и развалин вы уже не увидите". Проект застройки Советской набережной полностью вписывается в рамки городской программы по приведению в порядок руинированных зданий. Реконструкция целого квартала - это серьезное достижение. Что же касается археологических раскопок, то их проведение мэр считает с технической стороны практически невозможным: "Поэтому сейчас рассматривается вариант: где-то раскоп, а где-то строить, не потревожив культурный слой. Есть несколько технических решений, в том числе, монолитная подушка, сваи. Стоит задача - благоустроить район, но без ущерба для культурного слоя".

- Если выяснится, что технически раскопки провести вполне реально, и дело лишь в возможностях заказчика, вмешается ли город в ход событий?

- Финансовая сторона - это проблемы застройщика. Если будет доказано компетентными лицами, что технически это возможно, а дело только в финансах, то, конечно, будет принято необходимое решение. Или будем искать другого застройщика. Это место требует много средств, но оно очень престижное. Если данный застройщик не потянет, будем искать другого.

Уже совершенно очевидно, что городу необходимо более пристальное и масштабное обращение к проблемам реконструкции исторических районов. "Золотая набережная" - не первый и не последний пример столкновения культурных и коммерческих интересов. Если и дальше все пойдет тем же ходом, то Псков останется или без новых строений на месте руин, или без памятников истории и культуры. Должен же быть и какой-то третий вариант. Нормальный.

Светлана ПРОКОПЬЕВА.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4887
Оценок:  15
Средний балл:  9.3