Статья опубликована в №42 (113) от 31 октября-06 октября 2002
Экономика

Лестница Владимира Бланка

Экс-вице-губернатор Псковской области:
«Еду туда, где есть работа»

25 октября Евгений Михайлов подписал приказ об увольнении по собственному желанию своего заместителя Владимира Бланка. Его новая должность – заместитель председателя правления «Промстройбанка» в Санкт-Петербурге. Мы беседуем с Владимиром Викторовичем в его последний на прежнем рабочем месте день.

- Вы сказали о том, что принятие решения об уходе на новую работу было для Вас тяжелым шагом. Если решение так трудно принималось, то почему Вы все-таки оставляете свою нынешнюю должность?

- Здесь мотивация исключительно личного характера. Каждый себя кем-то ощущает: кто администратором, кто политиком… Я уже достаточно много работал в том или ином качестве и знаю, что половину времени в работе администрации области занимает политика, четверть времени – так называемые специальные вопросы. Еще двадцать пять процентов – это административная деятельность. То есть для того, чтобы нормально работать в этой должности, надо быть политиком, специалистом в конкретной сфере хозяйства и администратором. Я в большей степени экономист, менеджер, бизнесмен, но не политик. И это единственная мотивация, которая в конечном итоге была для меня важна.

- А какая была мотивация в 2001 году, когда Вы приняли предложение занять должность заместителя главы областной администрации?

- В 2001 году я практически не знал этого вида деятельности. Кроме того, меня пригласили для решения очень конкретных, понятных задач, в первую очередь, в инвестиционной сфере. Что вполне способствовало тому, чем я занимался до этого. Не последним мотивом было приобретение опыта.

- Как много времени Вам требуется для принятия таких кардинальных решений – о переходе из бизнеса в политику и назад, в бизнес?

- Месяц.

- Что такое для Вас карьера?

- Мне кажется, что сегодня, за исключением военной службы, такого понятия не существует. Потому что все ограничено жесткими временными рамками. Во власти – это выборные сроки. В бизнесе единственный критерий – это прибыль.

Для меня карьера - это возможность профессионально и с интересом работать. Перейдя в администрацию, я получил возможность как менеджер и специалист заниматься интересной профессиональной деятельностью. Плюс колоссальные возможности по изучению всего сущего.

До администрации была работа на заводе, где от меня требовались прежде всего административные навыки и умение принимать решения. До завода была работа финансистом, где необходимо было быть высококлассным специалистом.

То есть каждый следующий шаг позволяет заняться работой, которая использует уже накопленный опыт и открывает новые возможности.

- Итак, шаг за шагом: вначале работа финансистом, потом исполнительным директором на заводе, потом заместителем губернатора, теперь – заместителем председателя правления одного из крупнейших банков Санкт-Петербурга… Что может стать Вашим следующим этапом, кем Вы себя видите через несколько таких шагов?

- Человек предполагает, Господь располагает. Для того, чтобы ответить на этот вопрос, надо, как сказано у классика, прожить тысячу лет.

- Во время Вашей работы в администрации области многие говорили о том, что Вы воспринимаетесь там как инородное тело. Не было ли у Вас такого ощущения? Имеет ли право на существование версия, согласно которой Вас просто «выдавили» из администрации?

- За время работы в администрации я не чувствовал давления, сколько-нибудь отличающегося от взаимоотношений, которые бывают на крупном предприятии. Разницы большой нет. В «Протеке», на котором я работал до прихода в администрацию, работало четыреста человек. В областной администрации – семьсот. В «NPN» - почти тысяча человек. Большой разницы нет. Сложности взаимоотношений существуют везде, это совершенно нормальное явление. Когда вы говорите, что Бланк – это инородное тело, нужно четко себе представлять, что я пришел работать не в абстрактную, а в конкретную администрацию, которую возглавляет конкретный человек – губернатор Михайлов. Я считаю, что в отношениях с Евгением Михайловым у меня таких проблем не было никогда.

- То есть Вы себя «белой вороной» не чувствовали…

- Нет. Администрация тем и отличается от любых других структур, что здесь в любой ситуации будут принципиально разные люди. Потому что сферы, которыми мы занимаемся, – совершенно разные. Вы посмотрите, какой спектр: от социальной политики – сразу в памяти всплывают портреты известных людей, до сельского хозяйства – и тоже не менее известные портреты. В обществе все люди разные, а администрация – это своеобразный срез.

- Будучи заместителем губернатора по инвестиционной политике, Вы находитесь в отдельном от администрации здании, пусть в небольшом, но отдалении. Не является ли Ваше местонахождение своеобразным примером того, как нынешняя власть относится к инвестиционной составляющей своей экономической политики?

- Это не так. Это место выбиралось сознательно, просто здесь удобнее работать…

- Выбирали Вы?

- Да. Это было вызвано одним обстоятельством: все экономические подразделения сосредоточены в этом доме.

- Каким образом администрация выстраивает свою экономическую стратегию? Региональные политики говорят зачастую о совершенно различных, порой несовместимых, приоритетах…

- Я думаю, что это вопрос к губернатору. Если человек отвечает за какую-то сферу, то он должен представить на суд администрации проект, и дальше его реализовывать. По тем направлениям, которые курировал я, – инвестиции, лесная отрасль, энергетика - такие документы есть, они доступны и открыты.

- Вы отвечали за вполне определенные направления, но все-таки, на Ваш взгляд, что должно являться экономическими приоритетами в деятельности областной исполнительной власти в целом?

- Я бы поставил вопрос принципиально иначе. Сегодня вопрос не в экономических приоритетах. Подчеркиваю, вопрос не в проблемах, а в задачах, которые стоят перед областью. После смены экономической и политической системы в начале 1990-х годов, по прошествии десяти лет только-только начинают формироваться какие-то рабочие механизмы. Это смешно, но это правда.

Если говорить о глобальных проблемах Псковской области, то по большому счету они состоят из двух блоков: это демография и бедность. Демография, в свою очередь, распадается на два аспекта – резкое сокращение населения и деградация населения по качественному составу, прежде всего по здоровью, психическому и интеллектуальному. Эта проблема характерна для всей России, но в Псковской области она носит исключительный характер. За XX век число жителей области уменьшилось в три раза. Когда Пушкин гулял по окрестностям Михайловского, в Пушкиногорье проживало почти 50 тысяч душ. Сейчас – чуть более шестнадцати.

Второй блок проблем – бедность. Какую бы модель развития Псковской области сейчас не просчитывали, мы увидим один очень интересный парадокс. Если бы сегодня на территории области проживало хотя бы два, два с половиной миллиона человек, область была бы на порядок богаче. Почему?

Возьмем энергетику, как один из определяющих критериев. В чем проблема псковской энергетики? Объем продаж на километр электросетей – самый сильный показатель, который отражает удельные расходы, – в Псковской области в три раза меньше, чем в Новгородской, по сравнению с Ленинградской областью – в восемь. Это означает, что, вкладывая один рубль в сети, у нас продается в восемь раз меньше энергопродукции. Тоже самое в транспорте, в коммунальном хозяйстве, в социальной инфраструктуре, в системе связи.

- Удручающая ситуация…

- Да нет, не удручающая…

- Я объясню, что имею в виду. Количество жителей области в ближайшие десятилетия вряд ли увеличится. В энергетике изменения тоже едва ли произойдут…

- А это говорит о том, что те инфраструктурные решения, которые работают для всей страны, на территории Псковской области должны быть другими. Мы должны использовать технологии, которые для нас адекватны.

- Например?

- Я не специалист и могу только подчеркнуть несколько решений, которые абсолютно адекватны для нашего региона. Возьмем животноводство. Вроде производительность растет, но из-за сокращения рабочей силы фантастического роста объемов нет. Потому что при существующих технологиях производительность целиком зависит от рабочей силы. А ее нет.

Есть два варианта. Первый – вкладываться в то, чтобы рабочая сила в селе появилась. Это советское направление, экстенсивное. И второй вариант – это кардинальное изменение технологий. На мой взгляд, губернатор принял совершенно правильное решение, закупив специальные технические комплексы. Фантастическое падение потребности в рабочей силе при повышении производительности труда. Да, это капиталовложения, но это как раз то технологическое решение, которое позволяет решить проблему.

То есть, принимая экономические решения, нужно четко себе представлять, что у нас мало людей, больше их не будет, и повышение производительности труда является наиболее важной задачей.

- Сколько еще пройдет лет, прежде чем ситуация изменится?

- Работая с инвестиционной сферой, я пришел к интересному выводу. Количество серьезных предприятий и, соответственно, интересных инвестиционных проектов европейского уровня равно числу управленческих команд. Зная, кто руководит тем или иным заводом, можно с закрытыми глазами сказать, что с этим предприятием будет. Таким образом, одна из основных проблем находится в сфере человеческого потенциала.

Поэтому отвечая на вопрос, когда же ситуация изменится, скажу: а когда каждый из нас на своем рабочем месте жить хорошо захочет – тогда, может быть, что-то получится.

Конечно, есть недоработки и со стороны власти. Например, достаточно забюрократизированная система, которая совершенно не способствует развитию бизнеса. Она действительно сложна и непрозрачна, зубаста, ее тяжело преодолевать. Это цена формирования новой административной машины.

- В связи с Вашим уходом с должности заместителя губернатора Ваши партнеры выражают озабоченность? Ведь сформировались определенные связи…

- Да, конечно. Но, переходя работать в «Промстройбанк», я буду заниматься бизнесом банка на Северо-Западе, в том числе и в Псковской области. Это зона моей ответственности и интересов. Я буду участвовать в тех же самых инвестиционных проектах, что и сейчас, только уже с другой стороны, в качестве финансиста.

- Согласны ли Вы с утверждением, что провинция была, есть и будет источником человеческих ресурсов для крупных центров, таких как Москва, Санкт-Петербург? Ваш пример тому не подтверждение?

- Мой пример в этом отношении не совсем показателен. В 1992 году я приехал в Псков из Петербурга. А в 1998 году – уехал работать в Великие Луки. А сейчас я еду в Петербург.

Я еду туда, где есть работа. Далеко не всегда по месту жительства можно найти то, что интересно. Весь мир живет так.

Действительно провинция является источником человеческих ресурсов. Полмиллиона человек из Псковской области в свое время мигрировали в Ленинград, Москву, Прибалтику…

- Обратный отток людей в провинцию прогнозируется?

- Думаю, что да. Неминуемо. Это волнообразный процесс: кто-то приезжает, кто-то уезжает.

Беседовал Александр МАШКАРИН.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  3156
Оценок:  0
Средний балл:  0