Статья опубликована в №6 (225) от 16 февраля-22 февраля 2005
Культура

Удивленью нет предела

Питерский электротранспорт в Пскове
 Сергей СИДОРОВ 16 февраля 2005, 00:00

Питерский электротранспорт в Пскове

Поп-рок в России был на пике лет семь назад. Тогда гремели на различных “Максидромах” и “Крыльях” всевозможные “Танцы Минус”, “Маши и Медведи”, “Свинцовые туманы” и пр. В кулуарах клубов появлялись команды-клоны, знающие дюжину аккордов и столько же ритмических ходов. Остальное – дело комбинаций. И, казалось бы, уж сегодня-то играть что-либо в этом духе, по меньшей мере, моветон. Ан нет. Клонируются дальше.

«Эксклюзив, которого еще никто не слышал»

В субботу, 12 ноября, в клубе TIR выступала питерская группа “Троллейбус”, лучшей похвалой, для которой, мог бы служить лишь эпитет “обычно”. Первое, что бросилось в глаза, – явная робость и неуверенность музыкантов (их, кстати, было столько, что хватило бы на целый автотранспорт, коим назван коллектив) в том, что нужно делать на сцене. Наверно, именно поэтому, вокалист (Артемий Мучник) так смешно и нелепо кривлялся и приплясывал, стоя, как цапля, на одной ноге, а вторую периодически задирая.

Видимо, дабы сразу “зарекомендовать” себя в глазах потенциальных поклонников (состоявших преимущественно из юных лиц прекрасной половины человечества), ребята начали со своего хита “Ехали” (точно такое же название носит и одноименный дебютный альбом группы). Ход был верный. Незатейливая мелодичность и явный позитив импонировали.

Однако в голове крутилась одна и та же мысль: “Это на что-то похоже… На что… на это? Или нет, на это…”. С каждой песней концерт превращался в игру “Угадай мелодию”: “О, это группа “Сплин”. А это “Високосный год”. Так, а это у нас что? А-а, это же “Смысловые галлюцинации”.

Можно было брать практически любую песню и подставлять под неё слова известных хитов. Артемий пел: “Так хорошо-о-о… Я лечу над землей…”. А в голове отзывалось строчками из Бориса Борисыча: “Так Гарсон номер два-а-а..., Гарсон номер два-а-а”. Или “Ра-а-я-я...”. А в голове что-то раскатистое в духе Юрия Юлианыча: “…ве-е-е-тер да на это ответит…”. И так по сценарию. Не случайно даже композиция, объявленная как “эксклюзив, которого еще никто не слышал”, воспринималась так, словно знакома всем ещё с детства.

И дело вовсе не в том, что ребята плагиатчики или подражатели. Просто это “законы жанра”. Жанра затасканного и вымученного мэтрами настолько, что сказать что-либо новое этим языком уже практически невозможно. Если только ты не гений. Или хотя бы талант.

«По очереди»

Впрочем, шут с ней с оригинальностью. Мало ли у нас “вторичных” групп? Тем более что и нот всего семь, и аккордов “удобных” не так уж много.

Но вот умудриться таким громадным составом не делать плотный звук? Это уж извините. Я вспоминаю группу “Я и Друг Мой Грузовик”, которая, имея на руках лишь бас-гитару и барабаны, творила такое… А тут – аккордеон, саксофон, клавиши, две гитары, две бас-гитары, ударные. И – ничего. Даже обычные панк-ритмы “хромают” и “спотыкаются”. Непонятно только, каким чудом группе в своё время удалось засветиться в таких известных клубах, как “Молоко” (Питер) и “Китайский Лётчик Джао Да” (Москва). Туда ведь “кого попало” не берут.

Неужели и там “Троллейбусы” играли “по очереди”: например, один басист играет, а другой отдыхает – пританцовывая, делает вид, что дёргает струны. Потом меняются. И так с остальными инструментами.

В итоге одна половины группы работает, а другая неуклюже топчется на месте, занимая дефицитные квадраты. Временами кто-то пытается уходить со сцены, потом возвращается, играет одну-две проводки, опять уходит… В общем, настоящий троллейбус со всеми остановками и пересадками.

«Я прошу тебя – помолчи!»

Где-то к концу концерта, когда публика (та, что осталась у сцены) принимала музыкантов уже как “своих”, ребята освоились. Стали раскованней, “свободней”, что выразилось в таком смелом с их стороны поступке, как употребление матерного слова. Слово понравилось. Только не совсем было понятно, к чему оно сказано. Но это и не важно. Сказано и сказано, поехали дальше…

“Да потому что все сволочи! Я прошу тебя – помолчи!” Ничего не напоминает? Угу. Он самый. “Ленинград”. Как оказалось, “Троллейбусы” записали со Шнуром целую песню, правда, не эту, другую – “Из дома вышел человек”. Как говорится, чудесам нет предела. Впрочем, есть предел терпению. И, слава Богу, “Троллейбусы” испытывали его не долго. Отыграв ровно час, они спешно удалились. И даже на бис не вышли. Впрочем, их и не особо-то звали. Может, потому что название длинное и неудобное для скандирования? Вот если б “Метро” там или “Такси”. Было б легче.

Сергей СИДОРОВ.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  4980
Оценок:  45
Средний балл:  4.5