Статья опубликована в №13 (282) от 05 апреля-11 апреля 2006
Культура

«Многая лета конструктивной критике!»

Письмо вдогонку дискуссии вокруг статьи Юрия Стрекаловского
 Евгения ДМИТРИЕВА 05 апреля 2006, 00:00

Письмо вдогонку дискуссии вокруг статьи Юрия Стрекаловского

Конечно, плохо нарушать правила. Для газет – тоже плохо. Если тема закрыта, то закрыта. Уже ведь подзабылось, какой резонанс вызвала без малого два месяца назад статья нашего обозревателя Юрия Стрекаловского «Отвага и отчаяние» [ 1 ] об одном из концертов Псковского областного филармонического оркестра. Но вот на минувшей неделе редакция получила по электронной почте письмо, которое мы решили после некоторых раздумий и (признаемся) колебаний все же опубликовать. Может быть, мы и неправы, но – журналистскому сердцу не прикажешь.

Уважаемая Редакция!Понимаю, что я безнадежно отстала от жизни, что читать статьи с опозданием на месяц – дурной тон, но ничего не поделаешь, уж какая есть. И что после драки кулаками не машут, тоже знаю. Однако, статью г-на Стрекаловского «Отвага и отчаяние» от 8 февраля прочитала в конце марта.

Потом читала ответные статьи, форум на ПАИ. И решила зафикси-ровать свои мысли на бумаге – так, для себя. А потом подумала: «Почему бы, собственно, не послать это в редакцию?» Конечно, я не требую публикации, но, все-таки, письмо лично г-ну Стрекаловскому – это одно, а письмо в редакцию – совсем другое! К тому же, бедного опрометчивого автора уже столько ругали, что хочется его если не похвалить, то хотя бы поддержать. Ведь, по сути, он прав.

Сразу хочу предупредить: на концерте с Мищуком я не была, не получилось, уж не помню, почему. Но статью г-на Стрекаловского прочитала. И была возмущена до глубины души!!! Первую половину приняла довольно спокойно: да, величина мирового масштаба, да, экзамен, да, сложно сыграть произведение, которое у всех на слуху. Но, начиная с фразы «Тем сложнее была задача нашего оркестра – поддержать эту игру. Задача, которую он блестяще провалил» - праведному моему негодованию не было конца и края! Да как он посмел написать: «такой чудовищной фальши, такой лажи – иного слова мне не подобрать – я давно не слышал»??! А дальше!!! «Если не знать, что на сцене – Псковский симфонический, могло бы показаться, что это какая-то пародия на Чайковского. Но это была не пародия. Это было всерьёз». Ну и далее по тексту. Кстати, желание г-на Стрекаловского пойти в пивнушку, послушать Таню Буланову, меня ничуть не тронуло – пусть себе идет и слушает, кого хочет и где хочет. Я не считаю, что человек, слушающий подобных исполнителей, чем-то хуже меня, не собираюсь ставить на него клеймо отсутствия культуры, вкуса, ума или чего бы то ни было еще (хотя и не исключаю этого; даже если он слушает только Бетховена – всякое может быть), просто каждый иногда хочет отдохнуть, знаете, это как после серьезной литературы почитать детективчик какой-нибудь. Но я отвлеклась. Как я уже сказала, эмоции захлестывали. И дальше – хуже… Малое количество репетиций, сравнение с лучшими оркестрами мира, караоке наоборот и т. д. и т. п.

Потом прочитала ответное письмо от преподавателя, родителей и учеников, озаглавленное «Благословен тот город…» Насторожило меня подобное заявление и, как оказалось, не зря. В первых строках письма авторы сетуют, что мало хороших симфонических концертов по радио и TV. Я с этим не согласна. Может, канал «Культура» и «глас вопиющего в пустыне», но все же кое-что есть; по радио тоже можно услышать классику (есть классические «странички» и т. п.), а огромное количество дисков в магазинах!? К тому же, по-моему, кто ищет, тот всегда найдет; да и дело-то, в общем, не в количестве каналов, а в желании их смотреть!

Далее. Да, мы, конечно, радуемся, увидев очередную афишу симфонического оркестра. А теперь задумайтесь на 15 секунд, вспомните свои ощущения, когда вы в который раз видите в программе те же названия? Не знаю, как вы, но я испытываю некоторое разочарование. Не балуют нас новыми программами… Что ж, хватит с нас, пожалуй, и того, что есть, все-таки классика – великая вещь, и слушать ее можно сколько угодно, каждый раз находя что-то новое.

Но проблема, как мне кажется, не в частом повторении одних и тех же произведений. Проблема, опять же, на мой взгляд, в отсутствии какого бы то ни было прогресса! Действительно, очень хочется, чтобы «оркестр и дальше совершенствовал своё мастерство, процветал, благоденствовал!» Но ведь не совершенствует! Или делает это очень незаметно (я «наблюдаю» наш оркестр несколько лет, особых изменений не слышу…). Неужели вы с чистой совестью можете сказать, что наш оркестр играет чисто? Или вы сможете опровергнуть утверждение г-на Стрекаловского: «На то, что во всём мире называется унисоном в октаву, у наших гобоев и флейт явно своё оригинальное видение, в разработке первой части гобой вообще бросил играть, первые скрипки почти повсюду, где нужно было выйти за пределы простых позиций, чудовищно фальшивили, порой оркестр и солист расходились почти на такт» (кстати, он ведь смягчил эту критику и даже почти опроверг ее последней фразой «но это была музыка!»)? Думаю, что нет.

Трудно спорить с фактами. И я знаю многих людей, в том числе и преподавателей музыкального училища, которые НЕ ХОДЯТ на концерты симфонического именно из-за фальши! Так что говорить об успешном преодолении сложной программы, достойном, на ВЫСОКОМ УРОВНЕ, исполнении лучших симфонических произведений я бы не стала, к сожалению. И вообще, я придерживаюсь мнения, что лучше играть хорошо и прочувствованно простые произведения, чем плохо и посредственно сложные.

К слову сказать, мысль не новая – почитайте «Жизненные правила для музыканта» Шумана. Так может, не стоит нашему оркестру браться за «жемчужины»? Точнее, за музыку, в которой ВСЕ слышно? Любая промашка кажется огромным грязным пятном, «вылезает» на первый план. Может быть, стоит задуматься над репертуаром? Например, Пьяццоллу наш оркестр играет просто прекрасно! Эстрадная музыка (вроде «Summertime» и «Yesterday») тоже идет очень неплохо! И ведь тоже хороший вкус воспитывается! И подобные вещи нужны ничуть не меньше, чем «Кориолан» или Первый концерт. Возможно, даже нужнее, потому что Пьяццолла звучит по TV гораздо реже, чем Чайковский.

Что же касается игры с солистом, то тут есть две возможности: солист хороший и плохой. Обе этих варианта довольно выигрышны для нашего любимого оркестра. Дело в том, что в первом случае солист отвлекает внимание на себя. Таким образом, оркестр как бы уходит на второй план (хотя я ни в коем случае не хочу приуменьшать значение партии оркестра в произведениях с солирующими инструментами!), поэтому не так слышны огрехи, они не так бросаются в глаза. Так было с Олесей Головневой, с Виталием Цемко и многими другими, да, скорее всего, так было и с Владимиром Мищуком, но, почему-то, именно в этот раз Юрий Николаевич решил обратить внимание на оркестр. Во втором случае солист тоже отвлекает внимание на себя, только немного по-другому.

Слушая его, думаешь: как же он (или она) ужасно играет!!! И тогда уже солист становится фоном, и оркестр на нем (на этом фоне) звучит лучше, чище. Примеры сотрудничества такого рода тоже нередки в нашей филармонии… Само собой, наилучший вариант – наличие оркестра и солиста примерно одного уровня, желательно – высокого, но такого я пока не слышала. Будем надеяться, услышим когда-нибудь.

«Не наша ли поддержка и любовь должны способствовать этому? Не мы ли, та самая общественность и благодарная публика, должны холить, лелеять и защищать наш оркестр?» Так ведь г-н Стрекаловский и не призывает перестать ходить на концерты или закидать оркестрантов и дирижера гнилыми помидорами! Да и закрывать Псковский филармонический он тоже не собирается. А что его право на существование оспаривается… Так и существование музыкальных школ, музыкального училища тоже под вопросом, однако по этому поводу почему-то никто тревогу не бьет. Так тихонько и закроют. Или «сольют» с культпросветучилищем. Может, и правильно. Естественно, школы нельзя закрывать, эстетическое воспитание, как-никак. А вот училище… Чуть больше сотни студентов и чуть меньше сотни преподавателей. Если оставить только тех, кто действительно там УЧИТСЯ, то получится по два педагога на студента. Нерентабельно. Надо повышать престижность музыкального образования, его уровень. Но как?

Престижная профессия – та, за которую престижно платят!

«Для этого необходима поддержка (не секрет, что зарплаты оркестранта не хватает, чтобы купить комплект струн), нужен другой зал (тот, что зовётся филармоническим – ужасен, это бывший Дом политического просвещения, и по своим акустическим качествам он ни на что не годен, кроме проведения партийных сборищ), нужна серьёзная работа для того, чтобы освоить серьёзную программу». Ни убавить, ни прибавить.

По поводу же сравнения с лучшими оркестрами мира можно сказать только одно: Стрекаловский прав. И действительно, не Чикагский Филармонический и не Гранд Опера, а посему сложнейшую программу учить за две репетиции не годится. Тоже факт, с которым трудно спорить.

Так что обижаться в статье г-на Стрекаловского можно только на одно: на форму, но уж никак не на содержание. Я понимаю, что много лет наш оркестр не слышал критики в свой адрес, только хвалебные оды, какой он хороший да пригожий. Понимаю и то, что начинать критиковать надо было не так, не в тех выражениях (хотя, если убрать жаргонные словечки, получится вполне прилично). Подобная «критика» практически не может быть конструктивной, потому что обижает. Хотя, то, что г-н Стрекаловский все же скорее поддерживает и любит наш оркестр, вы отрицать не можете: «Так что главная интрига концерта оказалась разыграна всё же в пользу Псковской филармонии: наш оркестр играть с серьёзными музыкантами может. И, в принципе может готовить серьёзные программы». Это его слова. Если вы перечитаете еще раз статью, то, возможно, заметите, что это не единственное выражение приязни Юрия Николаевича Стрекаловского к Псковскому областному филармоническому оркестру.

И закончить я хочу немного измененными словами из письма В. М. Джепа (преподавателя ДМШ № 2), учеников и родителей: Рычневых, Шашиных, Бухановых и др.: А посему, господа, многая лета нашему оркестру, псковским журналистам и конструктивной критике! Процветания и любви к своему прекрасному делу. Долгого, светлого пути на радость всем нам!

Евгения ДМИТРИЕВА.

Публикуется в авторской редакции.

 

1 См.: Ю. Стрекаловский. Отвага и отчаяние // «ПГ», № 5 (274) от 8-14 февраля 2006 г.; «Благословен тот город…» // «ПГ», № 7 (276) от 22-28 февраля 2006 г.; Редакция. Музыка и ее инструменты // «ПГ», № 8 (277) от 1-7 марта 2006 г.

Данную статью можно обсудить в нашем Facebook или Вконтакте.

У вас есть возможность направить в редакцию отзыв на этот материал.
Просмотров:  2765
Оценок:  0
Средний балл:  0